Журнал руководителя управления образованием :: Статья «Ставка на лидеров в российском образовании. Не слишком ли мы увлеклись?»
 

Логин или email

Пароль

 
 
 

Регистрация   Напомнить пароль

 

 

 

 

Начало / Архив номеров

Материал «Ставка на лидеров в российском образовании. Не слишком ли мы увлеклись?»

 

Опубликовано: Журнал руководителя управления образованием, №3 2012 г.
Рубрика материала: Образовательная политика
Авторы: Вальдман Игорь Александрович

Файлы материала:
 pdf  скачать → (388829 байт)
 doc  скачать → (1863680 байт)


   

 

Вместо предисловия

Как известно, об обществе судят по тому, как оно относится к старикам и детям или, говоря по-другому, к наиболее незащищённым своим гражданам. Перефразируя это утверждение применительно к ситуации в образовании, отметим, что об эффективности системы образования можно судить по тому, насколько успешно она оказывает поддержку своим «слабым элементам» — ученикам, учителям, школам, — компенсируя существующее неравенство и дефицит образовательных и иных ресурсов.

Наши британские коллеги по этому поводу утверждают: «Критерий хорошей образовательной системы — это мера, в которой наименее обеспеченные члены общества имеют возможность преуспеть». Цель статьи — поставить вопрос о необходимости смены акцентов в государственной образовательной политике и переходе от поддержки образовательных лидеров к поддержке слабых учащихся и школ, демонстрирующих низкие образовательные результаты.

Ставка на лидеров не способствует повышению результатов обучения всех учащихся, а лишь усиливает разрыв между «лучшими» и «худшими».

Договоримся о понятиях

Термин «слабые», который будет использоваться в статье применительно к школам или учащимся, требует разъяснения. Автор ни в коем случае не собирается его использовать в привычном для нас понимании, имеющем зачастую негативный и даже оскорбительный оттенок: слабые — то есть плохие, неуспешные, запущенные и т.п. Используем следующее определение:

Слабая школа — школа, находящаяся в проблемной ситуации и нуждающаяся в дополнительной поддержке.

Очевидно, что слабые школы, стабильно демонстрируют низкие результаты. Однако причина таких результатов далеко не всегда зависит от самой школы и связана с её внутренней политикой (слабое руководство, недостаточная квалификация педагогов и т.п.).

В Великобритании, например, для определения слабых школ используется набор различных данных: результаты национальных тестов, добавленная стоимость (динамический показатель, показывающий прирост в результатах ученика, достигнутый благодаря работе школы), результаты национальной инспекции, упоминания в СМИ, другие свидетельства.

При этом определяющими показателями являются низкий результат теста и неадекватная динамика результатов учащихся школы на протяжении нескольких лет.

Портрет слабых школ

Расположены в бедных районах

Высокая текучесть учителей

Концентрация детей из семей с низким социально-экономическим статусом

Предпринятые ранее вмешательства не были успешными

Зачастую низкие результаты во многом определяются проблемным социальным контекстом, в котором находится школа. Такие школы, как правило, располагаются на экономически слабо развитых территориях, в них обучаются дети из наименее благополучных социальных слоёв. Как отметила М.А. Пинская на семинаре НИУ ВШЭ: «Это школы, обучающие сложных детей из неблагополучных семей и к тому же не имеющие для этого достаточного кадрового ресурса».

Повод для разговора

Чтобы обозначить проблематику, рассматриваемую в статье, обратимся к данным международного сравнительного исследования PISA (Programme for International Student Assessment), проводимого Организацией экономического сотрудничества и развития (OECD) начиная с 2000 года. Напомним, что PISA — это международная программа, в рамках которой проводится оценка способности 15-летних учащихся использовать приобретённые в школе знания и опыт для широкого диапазона жизненных задач в различных сферах человеческой деятельности, общения и социальных отношений.

Почти четверть российских учеников находятся в зоне неуспеха.

Исследование проводится трёхлетними циклами. Ключевой вопрос исследования: «Обладают ли учащиеся 15-летнего возраста, получившие общее обязательное образование, знаниями и умениями, необходимыми им для полноценного функционирования в обществе?» Основными объектами для оценки являются читательская, математическая и естественно-научная грамотность.

7 декабря 2010 года в Российской академии образования состоялась презентация результатов исследования PISA-2009.

Наиболее «впечатляющий» для автора статьи результат, который продемонстрировали наши дети, а точнее, наша система образования, состоит в том, что почти четверть российских учеников находится в зоне неуспеха, то есть не достигли второго уровня в классификации PISA (см. рис.1)  http://www.pisa.oecd.org

Поясним, что 2-й уровень считается пороговым, при достижении которого учащиеся начинают демонстрировать применение знаний и умений в простейших внеучебных ситуациях. На4-м уровне проявляется способность использовать имеющиеся знания и умения для получения новой информации. Достижение же 5–6-го уровней означает, что учащиеся самостоятельно мыслят и способны действовать в сложных условиях.

Таким образом, приведённые выше результаты показывают, что более чем четвёртая часть наших школьников не способна демонстрировать применение своих знаний в простейших учебных ситуациях. При этом доля таких низких результатов по странам ОЭСР ниже российских.

Если же мы зададимся вопросом: «А какова динамика доли таких слабых детей на промежутке 2000–2009 годов?»,то ответ будет простой: эта доля остаётся практически неизменной.

В таблице 1 приведены результаты исследования в сравнении 2009 года и тех лет, когда в PISA делался акцент на конкретный вид грамотности (две трети заданий теста были ориентированы на этот вид грамотности). Как видно, за 9 лет и четыре среза PISA мы так и не сумели побороть этот негативный тренд и создать условия для помощи детям, нуждающимся в поддержке.

Ещё один повод для серьёзных раздумий нам даёт сопоставление результатов Финляндии и России в PISA-2009. Как мы знаем, маленькая, социально ориентированная и экономически развитая Финляндия является одним из постоянных лидеров данного исследования. В то время как Россия демонстрирует устойчиво невысокие результаты, находясь ниже среднего международного уровня и занимая не самые высокие места.

Из 65 стран — участниц PISA-2009 Россия поделила 41–43-е места по читательской грамотности, 38–40-е по математической грамотности, 37–40-е по естественно-научной грамотности.

Давайте посмотрим, за счёт чего мы проигрываем финнам. Для этого обратимся к данным Центра образовательного оценивания Хельсинкского университета.

Таблица 2 даёт нам возможность сравнить между собой высокие и низкие результаты Финляндии и России. Мы можем увидеть, что наши самые сильные школьники по читательской и математической грамотности показывают результаты выше лучших финских школьников (750 баллов против 744 и 797 баллов против 783 соответственно), да и по естественно-научной грамотности они почти на одном уровне.

При этом результаты наших наиболее слабых учеников существенно хуже финских. Мы проигрываем 60 баллов по читательской грамотности,
19 баллов— по математической и 85 баллов по естественно-научной.

В Финляндии 30% детей охвачены различными программами поддержки детей со специальными потребностями.

Наши посредственные результаты в PISA связаны с неадекватно низкими результатами самых слабых российских учащихся.

Логично предположить, что адресная поддержка самых слабых школьников и школ должна быть одним из приоритетов государственной политики в образовании. А что же мы имеем в реальности?

Наши приоритеты

Отдадим должное, в последние годы государство на федеральном и региональном уровнях стало выделять ресурсы, благополучателями которых являются все школы страны, а не только признанные лидеры.

Речь идёт и о подключении школ к сети Интернет, и о поставке различного учебного оборудования, и о повышении квалификации учителей, и о ряде других мероприятий.

Тем не менее явный акцент в наших «модернизационных усилиях» всё же сделан именно на работу с лидерами и сильными школами. Вот примеры хорошо известных государственных инициатив:

  • Всероссийский конкурс «Лучшие школы России» (Минобрнауки России).

  • Поддержка талантливых и одарённых (президентская инициатива «Наша новая школа»).

  • Инновационные школы (ПНПО).

  • Лучшие учителя (ПНПО).

  • Федеральные и исследовательские университеты (ПНПО).

  • Инновационные образовательные программы вузов (ПНПО).

  • Инновационные образовательные программы учреждений НПО/СПО (ПНПО).

  • Инновационная сеть «Школы Сколково» (гос. программа «Развитие образования»).

Почему же мы с таким завидным постоянством делаем ставку на сильных? Думается, что здесь комплекс причин. Назовём три наиболее правдоподобные, с точки зрения автора, оставляя за читателем право продолжения этого списка.

Лидерство — часть нашей национальной культуры. Претензия на лидерство и превосходство в культуре, политике, науке, военном деле (список можно продолжать)— для нас вещь вполне естественная. Эта особенность естественным образом переносится и на социальную сферу, включая образование.

Денег на развитие немного, поэтому надо ставить на лидеров. А они, как локомотив, вытащат всех остальных— подадут положительный пример, вдохновят, поделятся опытом.

Выделенные в рамках нацпроекта «Образование» государственные средства надо очень быстро потратить и при этом продемонстрировать какие-то положительные результаты. Чтобы было быстро и хорошо, надо дать деньги тем, кто сможет «освоить» средства и дать результат. Ну конечно, это наиболее сильные школы в регионах России. У них всегда есть что продемонстрировать (и без нацпроекта).

Игра не стоит свеч

К большому нашему сожалению, ставка на лидеров не сможет улучшить ситуацию во всей системе образования. Надежда, что школы-лидеры покажут всем вдохновляющий пример работы, станут образцом для подражания, апробируют и предложат другим образцы «правильной» и эффективной работы, является несбыточной мечтой, не более того.

Зарубежные исследователи, занимающиеся работой со слабыми школами, показали, что стратегии, которые используются сильными школами для собственного развития, не подходят для слабых школ, не могут ими применяться в силу ряда причин (культурных, социальных, ресурсных, человеческих и т.п.).

Таким образом, ставка на сильных в надежде, что они вытащат из болота остальных, не срабатывает. Отсюда понятно, что любые меры поддержки лишь лучших и успешных только усиливают разрыв между сильными и слабыми, консервируют ситуацию образовательного и социального неравенства.

Смена стратегии

Из вышесказанного ясно, что следует менять акценты в наших образовательных приоритетах.

Лидеры являются самодостаточными игроками в образовании, они нуждаются не столько в дополнительных ресурсах (которым рады, конечно, все), сколько в реальной автономии, доверии и снижении бюрократической нагрузки (контроль и отчётность со стороны вышестоящих органов).

Необходимо менять стратегию «Поддержка сильных в условиях забвения слабых» на стратегию «Поддержка слабых в условиях предоставления автономии сильным».

Тут уместен принцип, сформулированный Майклом Барбером: вмешательство со стороны государства должно быть обратно пропорционально успеху. Иными словами: чем выше успехи, тем слабее контроль.

Слабым же школам требуется реальная помощь. Самостоятельно им трудно выбраться из сложной ситуации. Для этого следует проводить программы поддержки— адресные, ограниченные во времени и базирующиеся на выявлении факторов, обусловливающих слабость конкретной школы.

Как решается этот вопрос, например, в Англии? Когда инспекция обнаруживает слабые школы, то

  • туда направляются квалифицированные специалисты для проведения анализа проблем;

  • составляется программа преобразований;

  • школа получает несколько опытных тьюторов;

  • школе выделяются дополнительные ресурсы для осуществления необходимых преобразований;

  • работа школы довольно серьёзно контролируется.

Одно из возможных решений лежит на поверхности и могло бы быть реализовано в рамках приоритетного национального проекта «Образование» без каких-либо дополнительных усилий и финансовых вливаний. Речь идёт о модели выделения грантов школам-лидерам.

Критерий выделения 1 млн рублей мог бы быть следующим: средства получает сильная школа из региона России при условии, что она реализует проект по кооперации с одной-двумя менее успешными школами. В этом случае средства гранта тратятся не только на реализацию программы развития школы-победителя, но и на проведение совместных мероприятий по поддержке учителей и учащихся более слабых образовательных учреждений.

Справедливости ради надо отметить, что такие прецеденты имели место(например, подобный подход при проведении ПНПО в 2007 году был использован в Ханты-Мансийском автономном округе— Югре), но они были редким исключением из общего правила.

Другой, более системный, подход к работе со «слабыми» школами связан с изменением способа анализа и использования управленцами результатов различных оценочных процедур.

Традиционно мы ориентированы на принятие простых решений, когда выстраивается линейный рейтинг результатов, показанных школами (например, по результатам ЕГЭ), а затем принимается решение поощрить сильных (находящихся вверху рейтинга) и наказать слабых (находящихся внизу рейтинга).

Такая модель совершенно не учитывает условия, в которых находятся школы, и происходит сравнение «пингвинов с помидорами». Мы почему-то наивно полагаем, что школа с большим количеством детей из семей с низким социально-экономическим статусом должна демонстрировать результаты, сопоставимые с теми, которые показывают образовательные учреждения, обучающие детей из обеспеченных семей.

Справедливое сравнение должно основываться на кластерном анализе данных и выявлении факторов, лежащих в основе низких результатов конкретного образовательного учреждения (рис. 2).

При таком подходе слабая школа— это образовательное учреждение, находящееся внизу списка группы школ (кластера), схожих по ряду характеристик (место расположения, число детей из семей с низким социально-экономическим статусом, число учащихся с неродным русским языком и т.п.).

Каждая слабая школа несчастлива по-своему, в основе её неуспеха лежит уникальная комбинация причин. Поэтому важно проводить анализ факторов, обусловливающих низкие результаты, и формулировать адресные меры поддержки.

Таким образом, при оценке деятельности школ необходимо отказаться от линейного рейтинга и перейти к кластерному сравнению результатов и анализу факторов, лежащих в основе низких результатов (рис. 3).

Поддержка слабых. Есть ли перспективы?

Завершая разговор, хочется поставить вопрос: а есть ли перспективы перехода к реальной поддержке слабых школ? Станет ли эта тема объектом внимания государственной образовательной политики?

Пока о конкретных шагах говорить не приходится, но позитивным сигналом является начавшееся в публичном пространстве обсуждение этого важного вопроса. Вот свидетельства, которые автору удалось обнаружить.

  1. Последние три года НИУ Высшая школа экономики ведёт научные исследования по школам, работающим в сложных социальных контекстах. Их результаты активно обсуждаются в профессиональном сообществе.
  2. Разрабатываемая в настоящий момент государственная программа Российской Федерации«Развитие образования» на 2013–2020 годы включает основное мероприятие 2.2 «Развитие общего образования», в рамках которого будет проводиться «поддержка школ с высокой долей обучающихся, находящихся в трудной жизненной ситуации; школ, показывающих низкие образовательные результаты».
  3. Разрабатываемая стратегия социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 года также говорит о «поддержке образовательных учреждений, работающих с наиболее сложными контингентами учащихся, реализующих программы образовательной и социальной интеграции» (Предложения по актуальным вопросам социально-экономической стратегии России до 2020 года. Доклад экспертной группы №8 «Развитие сферы образования и социализации в среднесрочной перспективе».)
  4. Министр образования Республики Саха (Якутия) А.С. Владимиров 27 января 2012 года сделал доклад «Управление качеством образования в условиях реализации стандартов нового поколения». В частности, он отметил, что необходимо уделять внимание слабым школам. «Ранее мы больше внимания уделяли сильным школам, победителям различных конкурсов, чьи учителя и дети постоянно находились, конечно заслуженно, в поле внимания, они получали премии, гранты, новое оборудование. Теперь предлагаю перейти к тактике поддержки слабых школ, она может быть индивидуальной и разовой, на конкурсной основе…»
  5. Заявление руководителей г. Москвы:
    Из выступления министра образования г. Москвы И. Калины (22 января 2011 года):
    «Сегодня мы делаем стажировочные площадки для школ с более слабыми результатами на базе школ с сильными результатами. Силами педагогов сильных школ организуем дополнительный контроль и методическую поддержку»..
    Из выступления мэра Москвы С. Собянина (17 апреля 2011 года):
    «По всем проблемным школам Москвы приняты индивидуальные планы по улучшению качества образования».
    «Речь идёт и о замене руководства школы, и о дополнительной аттестации учителей, и о дополнительном обучении их, и о стажировках. Подобные школы ни ликвидировать, ни укрупнять не планируется».
  6.  Из предвыборной программы М. Прохорова (30 декабря 2011 года):
    «Надо создать систему кадровой поддержки более слабых школ, в том числе организацию стажировок учителей, направления, в эти школы учителей-наставников на срок до года, проведение выездных мастер-классов ведущих педагогов».
  7. Владимир Путин в статье «Строительство справедливости. Социальная политика для России»(газета «Комсомольская правда», 13.02.2012) отмечает: «Дети не должны быть заложниками социального или культурного статуса своих семей. Если школы работают в трудных социальных условиях, то и они, а не только гимназии и лицеи, работающие, как правило, с благополучными детьми, должны получать специальную поддержку—и методическую, и кадровую, и финансовую».

Так что перспективы есть, осталось дело за малым — их реализовать. И здесь, как всегда, мы постараемся быть оптимистами. Будем надеяться и верить.

 

Комментарии:

 

Для того, чтобы оставлять комментарии, вам нужно авторизоваться на сайте.

Если вы еще не являетесь пользователем этого сайта — самое время зарегистрироваться.

 

 
 
  Издательская фирма «Сентябрь»  
 

Журналы

Журнал руководителя управления образованием

Директор школы

Практика административной работы в школе

Юридический журнал директора школы

Практика управления ДОУ

Книги

Библиотека журнала «Директор школы»

Электронные книги

Компакт-диски

Управленческий опыт

Нормотворческая деятельность

Методическая поддержка

Педагогика и психология

Директория

Информационно-аналитическая система для руководителей и специалистов сферы образования

    

Интернет-магазин

Первый в России специализированный интернет-магазин для школьной администрации, методистов  и педагогов.
 

http://shop.direktor.ru


Директору
Завучу
Педагогу
Воспитателю

 

Заказ товаров через интернет и по телефону. Доставка почтой по России. Любые формы наличной и безналичной оплаты, наложенный платеж, платежные системы.

 

Новостные рассылки

Выберите интересные вам темы и подпишитесь на них, перейдя по ссылке:

Рассылки для руководителей образования →

    

Контакты

Телефон: (495) 710-30-01

Факс: (495) 710-30-02

Электронная почта: info@direktor.ru

Адрес и схема проезда

 

Авторам

Рекламодателям

Распространителям

Подписным агентствам

 

Журнал руководителя
управления образованием
на Facebook

 

 

 

 

   Rambler's Top100

 
 



© ООО «Издательская фирма «Сентябрь».
Коммерческое использование материалов сайта запрещено. Некоммерческое использование допускается только при наличии ссылки на сайт.